00:14 

Исполнение с феста

Angel de Oscuridad
Я - гремуче-неуравновешанная смесь металиста-гота-панка-эмо-сатаниста с растройствами психики, маниакально-депресивным синдромом и шизофренией начальной стадии, паранойей, суицидальным синдромом и манией величия. Правда прелесть? ^_^


Сказ о том, как унары древнегальтарский язык изучали.

Однажды готовясь к экзамену, унары решили повторить древнегальтарский язык. Случайно вызвали Изначальную Тварь. Бедная Тварь. Она и не знала сколько у нее будет проблем...
(Маленькое хулиганство по известному анекдоту про студентов и латынь:)))

— Допился. — Подвел итог Рокэ Алва, пытаясь сфокусировать взгляд на соседнем кресле, где в клубах густого фиолетового дыма появилась Изначальная Тварь, настороженно сверкающая лиловыми глазками. — Пожалуй, не стоило, на ночь глядя, перечитывать древнегальтарские трактаты.
— Что?! Опять?! — испуганно заверещала Тварь, с опаской разглядывая внушительный трактат, упавший на пол рядом с пустой бутылкой Черной Крови. — Будет ли этому конец?!
— Вы хотите об этом поговорить? — учтиво спросил Первый маршал, наполняя два бокала вином. Все-таки, вежливым надо быть, даже с собственной галлюцинацией.
— Нет!!! — истерически взвизгивает Тварь, закрывая лапами глаза и нервно дергая хвостом.
— Все настолько плохо? — скучающим тоном поинтересовался Рокэ, отпивая из своего бокала.
— Сегодня меня вызывали уже четыре раза! — жалобно завыла Тварь. — И все эти проклятые унары! Экзамен у них завтра по древнегальтарскому языку! И кому только пришло в голову заставлять мальчишек изучать давно мертвый язык.
— Ну и что? — насмешливо протянул маршал, которого уже начала забавлять вся эта ситуация. — Что в этом такого?
— Что?! — Тварь залпом выпила предложенный ей бокал вина и продолжила. — Сначала меня призвал унар Константин, весьма скверно расставляя ударения в учебнике и получив в результате заклинание призыва. Ну, я решила над ним поиздеваться и потребовала его душу за то, что он нарушил мой покой. — Тварь замолчав, потянулась к очередной бутылке.
— Не отдал? — уточнил Алва, наполняя своему неожиданному собутыльнику следующий бокал.
— Хуже, — пожаловалась Тварь. — Этот рыжий потомок гоганов умело доказал, что его покой нарушила как раз я, поскольку никто и никогда не докажет, что меня перенесло именно заклинанием, ведь он просто повторял грамматику. Потом он достал какую-то внушительную книгу с законами и начал объяснять, почему я должна ему свою душу, вечную жизнь и кучу золота. И не замолкал, пока я не согласилась подписать договор. Как вспомню, мороз по шерсти…
— Сочувствую, — Рокэ заботливо подвинул своему гостю еще один бокал и вазочку с печеньем.
— Едва я успела опомниться и перевести дух, как меня снова призвали. — Тварь вздохнула, продолжив жаловаться на нерадивых унаров, хрустя печеньем.
— Кто на этот раз?
— Унар Эстебан, — с дрожью в голосе ответила Тварь. — Этот очаровательный юноша, увидев меня, немедленно огрел по рогам толстенным фолиантом и попытался расчленить и заспиртовать, чтобы сохранить для потомков! Иначе, ему, видите ли, дома не поверят, что он видел самую настоящую Изначальную Тварь! Никакого уважения и священного трепета! Еле вырвалась, но половину рога, этот изверг успел-таки отпилить.
— Насколько я понимаю, ваши злоключения на этом не закончились, — небрежно уточнил Алва.
— Правильно понимаете, — со вздохом произнесла Тварь. — Меня вызвал унар Ричард. Послушайте, господин Первый маршал, ваши унары вообще умеют правильно слова произносить?! Ну, да ладно, я отвлекся. Итак, унар Ричард. Милый и заботливый мальчик, похоже, очень обрадовался возможности хоть с кем-то поговорить, даже если это Изначальная Тварь. Юноша вежливо поинтересовался, как именно я оказалась в его келье, и нет ли у меня каких-либо проблем. Я немного расслабилась и призналась, что моей единственной проблемой являются лишь косноязычные унары, неспособные правильно ударения расставить. В ответ, юноша, ласково предложил поговорить об этом, усадил рядом и немедленно влил мне в пасть целый флакон успокоительного. Затем, не слушая моих вялых возражений, мне начали доказывать, что у меня просто паранойя, маниакально-депрессивный психоз, шизофрения начальной стадии, мания величия, множество фобий и склонность к суициду… Вот скажите мне, господин Первый маршал, зачем нужно заставлять будущих оруженосцев изучать еще и основы психологии?! Ладно, это был риторический вопрос. Прежде, чем я успела опомниться, юноша заботливо потянулся к походной аптечке и начал вливать мне пасть лекарственные тинктуры и настойки, из которых я смогла опознать лишь настой кошачьего корня. Сознание у меня помутилось окончательно, и я поспешила сбежать. Однако едва я перевела дух, как меня снова вызвали. И снова в Лаик. И снова унар.
— И кто на этот раз?
— Милейший юноша. — Саркастически произнесла Тварь. — Унар Валентин.
— Почему же столько негатива в голосе, — удивился Рокэ.
— Этот… — Тварь горестно вздохнула. — Потребовал, чтобы я помогла ему подготовиться к экзамену по истории и заставил вспоминать всё, начиная от сотворения мира. Я совсем охрипла, пересказывая всю историю Золотых земель. Так он еще и прерывал постоянно, доказывая, что я не права и все не так было, ссылаясь на каких-то замшелых философов! Зараза!
— Еще вина? — философски предложил Первый маршал, откупоривая очередную бутылку Черной Крови. — Натерпелась, бедная…
Через четыре часа, в хлам пьяный Рокэ Алва заканчивал составлять проект закона, запрещающего унарам изучать древнегальтарский язык. А рядом довольно храпела пьяная Изначальная Тварь, в жизни которой, как она надеялась, больше не будет беспокойных унаров. Надежда, как говорят, умирает последней.

читать дальше

@темы: ОЭ, фанфики

URL
Комментарии
2017-11-15 в 00:14 

erika strange
За свободу и справедливость готова выпить даже яду
Это было уморительно)
Дикон-психолог очень милый.

     

Моя территория

главная